Древний магический ритуал в клубе Записки деревенского модника

Древний магический обряд целомудренного осеменения Матушки-земли  01.04.2018 на ежегодной вечеринке по случаю дня рождения литературного клуба «Записки деревенского модника» и вхождения его ведущего Владимира Иванова членом в Интернациональный союз писателей и журналистов.

В программе праздничная прогулка, песни, пляски, хороводы с Миром, конкурсы на лучшее знание раннего и позднего творчества дедушки ИзвергИля скоростной очистке от снега поймы реки Нудоль ядреными электролопатами,  заблуждение в прорубь, ныряние в снег, метание снежков и икры, сеанс магической трансмутации обычной воды в огненную с дегустацией,  дефиле в меховых купальниках  под горячие и горячительные напитки, книжный аукцион, ритуальные практики от мастера создания Тени Добрадора:
— коррекция финансовых нерегулярностей и раздражений от них;
— доагностика кармы;.
— мантрический лассаж;
— разглаживание диетических шероховатостей;.
— закапывание третьего глаза;
— управление сновидениями, вскрытие пробаблем;
— персональное раскрытие формулы сейЧАСТЫЕсть;
— исправление искривлений внутреннего мира;
— угрызание совести.

 

 

Рифму к селёдке с палкой

Стучу палкой по селёдке,
Набить рифму, идиотке.
Отдаёт мне зять советы,
— Оберните всё в газеты!

Палке праведных движений,
Нужен комплекс упражнений,
А не дать пропасть селёдке,
Да поможет, стопка с водкой.

Только с тактом не частите,
Тем читателям вредите!
— Точность с математикой,
Да,  нет у палки автоматики.

Споров селёдочная тема,
Извечно русская дилемма,
И хочешь выйти молодцом,
Сверши обедню с огурцом.

Дело о папке и эрекции

Во снах теченье силы к духу примеряем,
И поделом вождей за йухом отсылаем,
Под твердость духа справедливых слов,
С эрекцией на свет проснутся, кто готов.

А отложивши твердость в папку «Дело»,
Все дни свои имеем ватный Дух и Тело.
И толщиною зря гордится пыльной папки,
Когда никто во снах не шепчет, — Папка!

Немые боги и глухие люди, или о чем плачут дети


— Услышь нас, дай сил и любви преодолеть боли от жестокости этого рационального мира, — молят бога люди.
— АзЪ есть, хочу много сказать, как сильно всех люблю, — хотят молвить в ответ боги, рождаясь в человеческий мир по зову людей. Но нечеловеческая боль от перемены временного и пространственного континуума, мешает им говорить так же быстро, как мы привыкли в своей суете мыслей и желаний.
— Ааа…есть…хочу…много, — именно такой кажется людям речь неокрепшего божества, сопровождаемая слезами от болевого шока перерождения, практически истерическим криком.
— Хочешь есть? Много? Ешь сейчас-же и слушай внимательно, чего я хочу… А будешь хорошо кушать, станешь таким же большим, как мы и глухим к чужой боли, — сердито ворчат в ответ большие люди.
— Не хочу!
И только любящие сердца учатся любить ушами, — Мы тоже любим тебя и сделаем наш жестокий мир лучше, как ты того хочешь…Посмотри только на этот мир вместе с нами, — и поднимают маленькое божество чуть-чуть выше, на ручки.
— Не плачь, а чего хочешь?

PS Замечательный ученик всегда замечает чуть больше, вольно или невольно.

Первая азбука


Буква Мама, буква Алла,
С буквой Папа нас — немало,
От буквы Баба, к букве Кошка,
С буковой Дед растем немножко.

Буквы Сани в снегу сами,
Синий Кит, Рулетка с нами,
Полевой бинокль, труба.
Компас нас зовёт, — Туда!

В дом к лесной колючке

В нашем лесу живет Колючка.
— Я к ней хочу! — сказала внучка.
Ей хлеб несем и ледяные бусы,
А что поделать, раз такие вкусы?

Мы в гости шли к лесной Колючке,
Пешком, на санках, взяв на ручки,
Где снег доходит внучке до колена,
И в чаще бревна рубят на полена.

Искали дружно мы Колючкин дом,
Под елью старой, под мостом,
Внутри дупла поваленной берёзы
И где ещё живут деды Морозы.