Достаточное осточертевшей музе

Считая, если к ста прибавится верста,
Уже достаточно сказать, их больше ста.
Казалось больше ста секунд её минута,
И в часе больше ста их стало почему-то.

Привыкли мысли с расстояния читать,
Когда не вместе, научились не скучать.
При повсеместной лжи и безразличии,
Осточертели эти песнопения о приличии,

Любовь привыкла к музе отдалённой,
Что глубина, когда вокруг бездонно?
Пусть тело разучится чувствовать боль,
Всю хоть в суете суетой не неволь.

Нам сотни суток перешли уже за тысячи,
А сны девичьи — иные, чем мальчишечьи.
К чему расчёты суток и периодов вращения,
Когда есть у неё своя орбита обращения?

Шлифуя грани  бесполезных плоскостей,
От пересчёта сотен перешли до тысяч дней.
Читая мысли, чтобы вместе не скучать,
С годами научились сказочно молчать.

Тебе и ей осточертели эти песнопения,
Расстаться с музою без тени сожаления.
И безразличны траектории вращения
Раз у неё отличная орбита обращения.

PS Бывает, что опытный мужчина повстречает девушку с растрепанными чувствами, но уже при расставании мужчина получает растрёпанные чувства, а девушка приобретает очередной опыт.
Со сторонней музой можно проверить настройку струн своей души, но давать играть на них постоянно — явный перебор к расстройству всего инструмента.

May 16, 2017

Древний магический ритуал в клубе Записки деревенского модника

Древний магический обряд целомудренного осеменения Матушки-земли  01.04.2018 на ежегодной вечеринке по случаю дня рождения литературного клуба «Записки деревенского модника» и вхождения его ведущего Владимира Иванова членом в Интернациональный союз писателей и журналистов.

В программе праздничная прогулка, песни, пляски, хороводы с Миром, конкурсы на лучшее знание раннего и позднего творчества дедушки ИзвергИля скоростной очистке от снега поймы реки Нудоль ядреными электролопатами,  заблуждение в прорубь, ныряние в снег, метание снежков и икры, сеанс магической трансмутации обычной воды в огненную с дегустацией,  дефиле в меховых купальниках  под горячие и горячительные напитки, книжный аукцион, ритуальные практики от мастера создания Тени Добрадора:
— коррекция финансовых нерегулярностей и раздражений от них;
— доагностика кармы;.
— мантрический лассаж;
— разглаживание диетических шероховатостей;.
— закапывание третьего глаза;
— управление сновидениями, вскрытие пробаблем;
— персональное раскрытие формулы сейЧАСТЫЕсть;
— исправление искривлений внутреннего мира;
— угрызание совести.

 

 

Каббала девственного неистовства

Глумятся девы юные, которые и в старости упрямы,
От мыслей в их башках плодятся только тараканы.
Достаточно, если найдётся и один безумный,
Чтоб погасить огонь страстей у девы юной.

В мандепы ей прорваться юной нежной киской,
А далее все здания косой разметить сиськой.
Район увековечить бюстом тёртой мокрощёлки,
К зиме укрыться всем её шерстистой норкой.

Во снах своих они все повторяют подвиг Жанны,
Но распечатав, их отправят на кострище прямо.
А если в девах им до старости сидеть неймется,
Дойдет и недотрогам своя очередь до поца.

Тем ненасытным упырям девичьей крови каплю надо,
Такая суть и тайна магии их древнего обряда.
У революции матросов, нет к заседателям вопросов,
— Кто бабе руки оторвал? И распечатал без допроса…

PS В свершениях масштабно-исторических,
Грозятся дамы нам поддержкой эротической,
Но избегайте всё же пылко-истерических,
Кобыл со спичками и в веяниях космических.

Их депутат легко покажет мальчуганам сиськи,
А при нужде подергает электорат за и по списку,
На том и крепнут дёшево и быстро навальнята,
— За Люсю Штейн! — мой краткий тост, ребята!

Моськов и моська

Моськов — город, которому всегда чего-то не хватает

Этот город впитывает свежие человеческие души, как большая губка. Впитает в большие и малые офисы. магазины, отели, вокзалы, бани-притоны для благородных юношей и девиц, и неблагородных недорослей и доярок, отожмёт и стряхнёт с себя излишки, хоть в канализацию. Город — душегубка. А местные, как обычно так спешат, что не успевают оглянутся вокруг или поднять голову к небу.  Большая душе-губка, где варяги и ворюги оказались более приспособленными и пронырливыми, пользуются городом недоделанных, из-за отсутствия собственной Авроры, революций, и неспешно превращают его в кичливую купеческую империю чужих.
Большой город  давно во власти чужих. Поэтому и никогда не будет хватать порту пяти морей своего собственного моря. Баснословно дорогому оборудованию не хватит качественного монтажа и заботливого ухода, хотя заезжие строители скажут, что без них тут уже давно ничего не стояло. Не хватает своих рюмочных и пельменных, своих сосисочных? Зато чайханщики, давая честное слово, будут бить себя в грудь, что чай приятней выпить, чем откушать, при этом чуть его не доливая и не докладывая мяса в чебуреки. Зачем и почему? Из чувства дружбы между народами былого СССР. И пока золотой фонтан ещё не совсем иссяк, то овец нужно продолжать кому-то как-то стричь, а баранов продолжать доить. А что касается местных сочинителей баек, они будут иногда приезжать на Чистые пруды полюбоваться, как изменилась картинка забытого детства и досматривать её уже в каком-нибудь спальном Биберево или Бирюлёво, в лучшем случае в своей спальне, а в худшем — в чужой, потому что своя накрылась медным тазом из-за просчётов в капиталистическом соревновании с полчищами дружественной саранчи, свинарок и пастухов метнувшихся целыми кишлаками, аулами и хуторами дописывать свои истории в былой глянец. И что забавно, и кошерно для пастуха и свинарки, и вовсе неприемлемо родне пастушек и необрезанных свинарей, даже в царстве звонкой монеты с одной стороны, а с другой, выдаваемой за чистые отношения.
И капелька о хорошем. Нашел-таки место, откуда уродливые тепличные монстры Москва-сити выглядят вполне естественно и органично. Похоже, что ради хорошей картинки везде, половину Моськова нужно снести и углубить ковшами экскаваторов, как и ларьки. И  наконец, выкопать море по инициативе какого-нибудь Угрюм-Бурчеева или Смехуёч-Улыбако, как только и на это найдутся деньги.

PS Почти у каждой подружки, найдется подружка, готовая настойчиво продемонстрировать собственные неоспоримые техническое и экономическое превосходства, но тест-драйвы обычно показывают, что кажущиеся отдельные преимущества только усиливают недостатки конструкции в целом.
А если утром после чашки кофе вас не поцеловали, а протянули чек, вероятней всего, вы оказались не у себя дома.

Весёлый дворницкий футфетиш

Когда любовь уснет на третьем этаже,
Снежком в окно её не разбудить уже,
Чтобы не знали первый и второй.
Как будишь ты свою любовь.

Под грустный хруст ломаемых снежинок,
Под скрип диванов и иных пружинок,
Под точность трёхэтажных матов,
Под шорох старенькой лопаты.

Кто в школу, на работу или службу,
У нас со снегом нынче своя дружба,
Укрыть под белоснежною периной,
Сон про босой след своей любимой.

Пусть кто-то встал не с той ноги,
Их струны душит частое, — Гы-Гы!
Адаму Еве петь о пользе снега босякам,
И след найти, ведущий в дом, где, — Дам.

Пес и кошка у окошка

Гибка, грациозна, как юная дева,
Вслед старого пса шелудивое тело.
Обычно псине не хватало свежести,
А кошке – снов о верности и нежности.

Влюбились однажды они понарошку,
Как в сказках – собака и кошка.
К марту любовь прошла привычно,
— Кыш, брысь, а дальше – неприлично…

Отбеливая снег во вмкадье

Привет её нечаянный и, – Ой!
Второй заход – и круг Москвой.
Не видя силы, от зловещей боли,
Как зубы рвёшь другим в неволе,
Или тусишь под кем отчаянно,
Мой телефон застыл в молчании.
Страсть захлестнула через край,
– Хочешь в ад? Оставь свой рай.
Бес пересек границу МКАДа,
Снег почернел, так мне и надо.
День отсыреет над Москвой,
Уже темнеет – путь к себе домой.
На город тихо наползала ночь,
Как отбелить ей этот снег помочь?

Люли моей люле

Баю-баюшки бабаю,
Он люлей ищет по краю,
Люли-баюши баю,
Не ложись сам на краю.Ночь, а ноги ищут пол,
Половица скрип, — Пошел?
Шаги предательские меря,
Снова скрип, — Еще не время!Не подав стакан воды,
Всем за честность и труды?
— Кто вы? – удивляюсь я.
— Мы тут — все! Твоя семья.

Пес всхрапнул, вильнув хвостом,
— Зря решил встревожить дом!
Уйти гулять? Не стоит без меня,
Лучше вместе и дождавшись дня!

Желая в январе найти жару июля?
В крепком сне за люли с люлей.
Дальше всхлипнули внучата,
— Не уноси ум из палаты!

По дому ночью топал дед,
Даже во мраке, не включая свет,
— К молодице? Старенький? —
Только ухмылялись валенки.

Не ходить ему в люлях по краю,
Пуд за пудом соли просыпая,
Только зря скрипите половицы,
Бабаю молодица только снится!

Баю-баюшки бабаю,
Он люлей ищет по краю,
Люли-баюши баю,
Не ложись сам на краю.

Бабшеринг с перерывом на обед (игра в, а где Мани?)

В лютый мороз забрёл, однажды, дед
В дом, где бабшеринг с перерывом на обед,
Ах Дед Мороз, хотите красного на нос,
Что за подарки нынче ты в избу принес?
 
Такой чудесный по морозцу вышел Вовка,
Собаки из мешка – счастливей, чем подковка.
За деньги бабы снежные его трепали ловко,
— А где у дедушки запрятана для нас морковка?
 
— Прости, что посчитал я центробанк за дурочку,
Спасай скорее дедушку, наша Снегурочка!
— Снегурочка, – хором кричали зайцы, дети,

— Морковь – ценней всех овощей на свете!

PS День Добрадора — Идеи для праздника
Когда по иронии судьбы меня провозгласят императором Земли, сменю летоисчисление на От рождения Мира, а первое января станет первым днём Толерантности.
Празднующим будет дозволено палить в окна петардами и салютами. а из окон и балконов будет велено швырять вниз старые вещи, ненужные игрушки, объедки из салатов и заливной рыбы.

Книги жизней

Синепланетяне Записки деревенского модника Ебайки

Случались книги из одних пустых страниц,
С огрызками от вырванных любви историй,
Тоскливей чуши резюме яиц от первых лиц,
Но с прагматичностью учебников истории.